День памяти Свт.Николая

 

НИКОЛА ЗИМНИЙ

Св. Никола«Зима — за морозы, а мужик — за праздники!», «Как ни зноби мороз, а праздничек веселый теплее печки пригреет!» говорили на Руси. Декабрьское звено праздников, связанных в народной памяти с различными поверьями, обычаями и сказаниями, начинается 19 декабря зимним Николиным днем. Это особо чтимый в народе православный праздник и очень почитаемый святой Никола — второй после Бога заступник. Он покровитель земледелия и скотоводства, хозяин земных вод, заступник от бед и напастей, помощник в самых трудных делах и обязательствах.
В редкий год на Руси в этот день не бывает морозов. Говорили: «на Студеного Николу снег навалит гору», «Подошел бы Николин день, будет и зима на санках». Никола зимний и первые морозы никольские. «На день святого Николая зима с гвоздем ходит», «Зима силу набирает, солнце на весну поворачивает», «Подошел бы Николин день, Никола загвоздит, что Егорий намостит», но «Хвали зиму после Николина дня», так как «Привезли зиму на санках до Николы, вот тебе и оттепель».
«Коли зима на Николин день след заметает, то дороге не стоять», «Коли на Михайлов день закует, то на Николу раскует», «Иней на Николу — к урожаю. Перед Николой иней — овсы будут хороши».

У нас на Руси, с незапамятных пор, слывет Никола в народе «морским» и «мокрым». Последнее прозвище укрепилось за ним и не только потому, что его молитва спасает плавающих по водам, но и оттого еще, что он держит в своей властной руке и воды подземные. Влага, выступающая из-под земли и спасающая поля от засухи, поднимаясь в виде испарений и снова падая на грудь земную дождем, в некоторых местностях признается даром святого Николая чествующему его народу-землепашцу. Потому-то и остается во многих селах на сжатой ниве горсть колосьев «на бороду святому Николе» — обычай, в большинстве случаев связанный с почитанием Ильи-пророка.
Святой Николай-чудотворец представляется воображению народа то в образе «доброго деда», то в виде сурового старца; то облик его проходит богатырской поступью, напоминающей «походочку» Микулы Селяниновича, сына Матери-Сырой Земли. На русских иконах его изображают пожилым человеком — с седой бородой, с залысинами на лбу — и в епископском облачении. И оказывается, именно этот строгий человек становится под Новый год румяным, красноносым Дедом Морозом, а также Санта-Клаусом.
Николаю-чудотворцу приписывается не только власть над морями, не только защита хлебородных полей, но и многое другое.

В одной из легенд говорится, что Николай ввел в обычай дарить подарки на Рождество. Сам он дарил подарки тайно и долгое время никто не знал, от кого дети и бедняки получают игрушки, лакомства и золотые монетки. Потому, наверное, Святой Николай и сейчас приходит в дом невидимкой — детишки утром находят подарки, а самого Рождественского Деда уж и след простыл.
Николин день — начало зимнего сватовства. По поводу женитьбы говорили: «Хорошую невесту и на печи найдут», «Не заламывай рябинку на вызревку; не сватай девку, не вызнавши». «Не кайся, рано вставши; кайся, рано женившись», «Один женился — свет увидел, другой женился — с головой пропал». «Кому на ком жениться, тот в того и родится!», — говорит старинная русская пословица. «Всякая невеста — своему жениху невестится!», — дополняет ее смысл другая. И вот, верующий в заступничество Николы Милостливого деревенский люд наделяет его силою «связывать судьбу суженых». Отсюда — обычай служить после свадебного сговора молебствие Николаю угоднику о благополучии брачующихся. «Смерть да жена — Богом суждена!» — по убеждению народной мудрости. «Судьба придет, по рукам свяжет». И простолюдин, решающийся на такой важный шаг жизни, прежде всего, вспоминает о своем могучем заступнике.
Во многих местах России с Николина дня справляли так называемую «никольщину». Праздновали в течение нескольких дней, обязательно вскладчину, с большим количеством пива или браги из зерна нового урожая. В старину на Николу приносили мужики в церковь жареных петухов, баранину и караваи хлеба. Часть этого отдавалась причту церковному за молебен, а остальное — шло на угощение съезжавшихся и сходящихся на братчину. «На братчину ездят не званы!», «Братчина судит, ватага — рядит!» — говорили в народе. — «На Никольщину и друга зови, и ворога зови, оба друзьями будут!» — добавлял он в другом изречении, намекая на то, что за одним столом с братающимся людом сидит и ЯР-Хмель, общий примиритель. «Николить» — праздновать Никольщину — является в то же самое время равнозначащим словом: пить, гулять, пьянствовать «В отличие от прочих это праздник стариковский, большаков семей и представителей деревенских и сельских родов.
Праздник длился 3-4 дня. «Неладно бывает тому, — записывал современник, — кто отказывается от складчины и уклоняется от празднования: такого хозяина изводят насмешками». Но и слишком большое усердие в застолье тоже не поощрялось, о чем говорят сохранившиеся народные выражения вроде таких: «дониколился до сумы», «что накопил, то и прониколил», «знать мужика, что Никольщину справлял, коли на голове шапка не держится».
В таких поговорках народ сам подсмеивается над своим обычаем, но он же все-таки не так уж строго порицает этот последний, если и теперь повторяет старые слова: «Никольщина красна пивом да пирогами!», «Для кума Никольщина бражку варит, для кумы пироги печет!», «Городская Никольщина на санках по улице бежит, а деревенская в избе сидит да бражку пьет!», «Горевал мужик по Никольщине, зачем она не целый век живет!».
«Зимний Никола был в старину днем первого хлебного торга. «Цены на хлеб строит Никольский торг!», «Никольский обоз для боярской казны дороже золота!», «У доброго мужика и на Никольщину торг стоит!»… Длинная цепь подобных зим, подсказанным многовековым хозяйственным опытом, поговорок замыкается наиболее точною из них: «Никольской торг всему указ».
С Николы молодежь начинала подготовку к святочным посиделкам, договаривались об откупе избы у какой-нибудь бедной одинокой старухи или у вдовы, заготавливали дрова, лучины, наряды, принимались за изготовление святочных масок для ряженых и костюмов для разыгрывания пьес и сценок из репертуара традиционного народного театра.
На Николу на вечерке не работала, «совсем не берут прялиц да швеек или если и берут, так разве для славы. Придут молодцы и скажут; «Ну-ко, девицы красны — песенку нам!». В этих случаях пели песни, которые пелись скоро и неизбежно оканчивались приглашением поцеловаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *